July 20th, 2021

На дальней станции сойду. Дембельская быль.



Львиная доля самых идиотских историй в армии возникает при приёме призывного контингента и увольнении отслужившего личного состава. Всё, что находится между этими понятиями, как правило, строго регламентировано (уставы, инструкции, особые обязанности, распорядки и т.д.) и с этим военные худо-бедно научились справляться. Как говорится, не вы первые не вы последние…

При работе с призывным контингентом трудностей меньше – счастливо оказавшийся в армии клиент очарован окружающей обстановкой, робок и пуглив. Проблемы здесь могут возникнуть в случае, если новоиспечённый воин, по незнанию, попался кому-либо на глаза, либо куда-нибудь не туда сунул лишнюю конечность, буквально восприняв мудрость отца-замполита: Голова, рука, нога, хвост, это всё фигня, это всё отрастёт. Главное, товарищи бойцы – не нарушать воинскую дисциплину.

С увольнением проблем больше – одна сволочь в последний день может нагадить так, что потом вся дивизия целый год будет расхлёбывать. Collapse )

Я командовал убийцами и зверьми. Военные истории

Cегодня крайне интересный и редкий материал, можно сказать почти уникальный. Мы зачитаем воспоминания Вячеслава Ковалевского, фронтовика, военного корреспондента и советского писателя. Человек прошёл войну и написал много книг, но очерки и заметки, которые он вёл на фронте в своих тетрадях это самое сильное, что он написал и возможно эти очерки самое жесткое, что вообще было написано об окопной правде в советский период. Данная вещь гораздо сильнее Шумилина и его «Ваньки ротного» и чище книги Астафьева «Прокляты и убиты». Книга Ковалевского «Тетради из полевой сумки» вышла в Советском Союзе каким то чудом, благодаря Хрущевской «оттепели» и произвела на советского читателя эффект разорвавшейся бомбы, но выпустив книгу маленьким тиражом всего в 30 тысяч экземпляров, что по сути капля в море для огромной страны, и осознав, что советский читатель ещё не готов знать настолько натуралистичную правду о войне, решили на этом и ограничиться. Книгу не запрещали, но больше не печатали, по сути у нас только с вами и остался тот самый маленький тираж 1968 года.